Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с парящими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #Предместья и окрестности » Старый сток (вход в подземные катакомбы)


Старый сток (вход в подземные катакомбы)

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/28-Predmestya-i-okrestnosti/pio17.png

На краю болот, в самых цепких и смертоносных топях, куда даже пьяный гуль не пойдет, есть старая канализационная система стока. Построенная еще в двенадцатом веке, она провоняла насквозь, до последнего заплесневевшего камушка, а мухи и комары построили здесь свой Дракенфурт...

Вечный гул насекомых, крик птиц, странные звуки болот, похожие на гипнотический крик слабой девушки, которую лишают девственности: «Аа-хх! Ох-хх!», буквально сваливаются на посетителя этого дикого и опасного места. Ваши тихие, хлюпающие шаги будут вашим преследователем, — кажется будто болото издевается над вами, играет, манит...

Старый сток давно не чистили, хотя злые языки говорят что в этом нет необходимости, ведь здесь давно поселилась тварь которая ест все... кхм!.. отходы, что еще больше отбивает желание тут заявляться. Два новых стока, которые выходят в море, составили непобедимую конкуренцию «старичку» и он, уже давно не справляющийся со всем отходооборотом, был забыт, — просто перестал использоваться!

Сам сток — это укрепленный стальными лесами проем в каменной арке, что служит входом в коллекторную, где собираются отходы и дождевая вода. Прогнившая решетка, в которой недостает нескольких прутьев, позволит протиснуться внутрь катакомб без ключа, но все не так радостно, как кажется. Да, ходят слухи, что там лежат сокровища, но покажите чудака, который бы решился их тут спрятать? Почему печально? Да потому, что войдя внутрь вы пройдете до конца длинной и вонючей коллекторной, лишь для того что бы предстать перед крепкой свинцовой дверью. Её скрип и мрак, который (и только его!) вы сможете увидеть в ту щель, что дверь вам показывает, — единственные вещи, что так вам запомнятся и будут снится по ночам. А еще, крик за дверью; крик — далекий, глухой, похожий лишь на дуновения ветра... Он внезапно оборвется и входная дверь громко и тяжело захлопнется, а вы, и так синие от страха, вскрикнете и уроните единственный факел в гниль и воду... Мрак!

(Элисс Квайтстеп)

+2

2

Вересковые заросли. Малые пустоши  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

В лесу уже стало серо. Постепенно ночь укрывала всё вокруг невидимым покрывалом темноты. Вверху, над деревьями, было еще достаточно светло, но сам лес уже погружался в темноту. Стужа постепенно брала верх над прогретым солнечным воздухом, что был насыщен мерцанием снежинок. Туман неспешно подымался кверху и уже окутывал все по щиколотку. Казалось, вы идете в вязком дыме сигар, который пропах свежестью снега.
Фиаргуст ушел вперед так, что его и не видно было. Это была его обязанность: идти впереди и предупредить хозяйку об опасности. Элисс же настороженно шагала по лесу, давно потеряв след гуля. Она просто знала, что тот где-то на болотах. Может, уже сконал от инсульта или «псионического инфаркта», а может, жив и ждет ее...
Почему-то сейчас вампирессе было абсолютно наплевать на свою жизнь. Она не хотела мучить себя и остальных. Если ей будет суждено умереть — она умрет. Нет — хвала Розе!
Элисс вновь терзали мысли из прошлого. Воспоминания её былой жизни. Воспоминания молодой вампирессы, что была проклята своим же роком. И никто её не пожалеет в этом мире, кроме волка. Да и тот, если бы узнал, что служит её роду в третьем поколении насильно, съел бы её и не подавился.
В лесу изредка кричали птицы и трещали веточки, что Элисс ломала своим шагом. Ветер не думал дуть. Он уже давно уснул. Тишина окутала болота.
Хлюп! Элисс едва не угодила в вязь, что была усыпана опавшей листвой.
— Ах! Едва не угодила. Пора просыпаться! — девушка проверила всё снаряжение и достала арбалет. Револьвер был далеко не её оружием, но стрелять из него сможет. Арбалет же был здорово натянут, на дуге. А потому сможет пробить и деревянную дверь с тридцати ярдов, но болт останется в ней. Меч тоже легко выходил из ножен.
«Где Фиаргуст?» — Элисс стала волноваться за волка. Она доверяла ему безмерно, а потому решила, что он может и попасть в беду. Обычно он показывался каждые пять минут. А тут его не было видно еще с поляны, где росли опята.
«Долго его нету... Нашел что-то, рыскает... Научила самостоятельности, возьми меня машинист паровоза! Теперь волноваться буду!»
Вампиресса сосредоточилась на обходе топей и прогулке по болоту. Она аккуратно тыкала впереди себя небольшой палицей и делала всё больше и больше шагов влево, в обход.
Через десять минут она, совсем раздосадованная потерей волка, шла без палицы в обход болот. Наверное, она даже позвала волка, если бы не увидела вдруг его четкий след. Фиаргуст был крупнее своих сородичей, и Элисс знала его след как свой.
«Мерзавец... Ну и дам я ему по голове!»
Вампииресса сделал еще несколько шагов и замерла. По лесу прокатился глухой крик, будто пытался орать во всю глотку через кляп. Элисс присела и осмотрелась.
«Святая Роза, я что, к старому стоку вышла?»
Вокруг было очень много источников вони. Он не был ярым, но тихо давил на обоняние. Звук повторился, а за ним пошел и какой-то свист. Всё это говорило, что болото было не обойдено, а наоборот, аккуратно исследовано изнутри. И самой Элисс никогда не смекнуть, как она нашла прекрасный проход без топей, если бы она не знала, что сюда уложили старую дорожку еще в былые времена.
Вампиресса присела и стала копать листья. Она сняла десять сантиметров листвы, перегноя и земли и дошла до меленькой брусчаточки.
«Моргот меня дери! Дура! Что я тут забыла?»
Внезапный треск спереди заставил Элисс резко вскинуть арбалет и положить палец на курок. Совсем не аккуратно.
— Щелк! — в руку здорово ударило. Боль смешала все эмоции и догадки.
— Фиаргуст, дери тебя... — Элисс видела волка, который удивленно уставился на неё из кустов и оценивающим взглядом смотрел на болт в дереве, всего в двух прыжках от себя.
Палец Элисс был разрезан до крови и она сосала быстро идущий кровоток.
— Иди сюда, волчара!
Фиаргуст послушно подбежал. Если он тут, значит впереди всё чисто. Волк непременно бы предупредил хозяйку об опасности.
Элисс перемотала палец тряпицей, что носила для подобных случаев, и услышала очередное завывание болота. Вампиресса мысленно произнесла молитву Розе и пошла к стоку.
Первый маленький сток она увидела через несколько шагов, за поворотом яра. Дальше вампиресса кралась как кошка, тихо и непринужденно. Арбалет был вновь заряжен, а потому оставалось только искать цели.
«Вход в коллекторную. Фиаргуст, был там?»
«Ничего, хозяйка. Ни полоски запаха... одна вонь и гнилая кровь... И лохмотья одежды с запахом, что я учуял еще на дороге в деревню».
«Что ж... там точно наш гуль! Спасибо, Фиаргуст!»
Элисс зашла в коллекторную. Вонь ударила по голове, словно дубина. Элисс прищурилась и натянула шарф на нос. Глухие шаги с тихим «хлюп» раздавались по коллекторной. Отражались от каждой извилины в стене. Играли в свою симфонию ужасов...
Парочка подошла к приоткрытой металлической двери. Оттуда несло неимоверной дрянью и гнилью. Но отступать было некуда.

0

3

[Малые пустоши] Дорога в деревню  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Volkogore/2.png

Темнота по прошествии времени теряла свою непроницаемость, она серела, таяла, разжижалась. Сэм видел, как тускло поблескивала вода, смешанная с нечистотами, как копошились в расщелинах крысы. Он лежал в своей кровавой рвоте, что, подобно чернилам, окрасила сточную канаву вокруг его бледного тела. Сэма бил озноб, он стучал зубами. Его сознание затуманилось от переизбытка гемоглобина, полученного за столь короткое время. Очередная судорога скрутила почти голого гуля в дугу, он упал на четвереньки и снова выплеснул содержимое своего желудка в мутные сточные воды. Откашлявшись, Сэм привалился к каменной кладке, склизкой от плесени, и прикрыл веки. Его губы и подбородок были испачканы темно-алой кровью, волосы слиплись, под глазами синели круги. Кожа приобрела бледно-пепельный оттенок, казалось, она светилась в темноте, делая Сэма подобным призраку. То ли сон, то ли бред настиг его. Звук чужих шагов резанул слух. Сэмюэл открыл глаза. Опасность... затуманенный мозг пытался вспомнить пути отхода. Руки заскользили по воде в попытке подняться. Сон смешался с явью, Сэм пытался отползти от источника шума, прижаться к стене, стать незаметным. Все эти попытки подняли в тоннеле невообразимый шум — плеск, сопение, хриплое дыхание усиливались эхом сто раз, отражались от стен. Сэм застыл. Тишина. Шагов нет. Только его дыхание и крысиная возня. Кто это был? Охотник, что напал на его след? Такой же голодный призрак? И тот, и другой представляли для него сейчас опасность. Будь у него больше сил, Сэм вонзил бы в горло охотника жадные до крови клыки, или вырвал бы язык у дерзкого гуля. Но сейчас он ждал, прислушивался к шорохам в темноте. Наверное, Сэмюэл не почувствовал, а скорее, почуял его. Запах оружия — смесь запахов застаревшей смазки и холода стали. Он увидел острие стрелы, направленное в его глаз. Жадное, бесстрастное, смертоносное жало.
— Не надо... не убивайте меня... — вырвалось неожиданно из его осипшего горла.

+1

4

Самое тайное оружие воина, которое выделяет его среди других, — это его реакция. Что это такое? Записанный, привычный нервный импульс, который может спасти жизнь? Или талант, — талант с рождения, который говорит о профпригодности воина? В принципе, вопрос глуп и не имеет однозначного ответа. Ведь не всегда воины реагируют одинаково быстро на действия соперника.
Но Элисс в этот раз среагировала быстро. Её основным раздражителем был не гуль — Фиаргуст. Она привыкла и знала, что волк всегда заметит опасность первым. Он — хищник с рождения. Все его инстинкты направлены на охоту. У него именно тот талант. Талант Элисс состоял лишь в том, чтобы вовремя среагировать на рык волка. И она сделала это безупречно.
Когда Фиаргуст мгновенно застыл и зарычал, Элисс вскинула арбалет и нашла цель очень легко.
— Не надо! Не убивайте меня! — взмолилась цель.
Девушка сама не услышала что сказала, но тут же положила палец на арбалетный курок. Тетива затрещала едва слышно. Элисс видела, как она минимально натянулась, готовая спустить болт во врага. Остановило Элисс лишь то, о чем она внезапно догадалась:
«Он говорит... он что не гуль? Нет! Гуль! Вона какой противный! Странно это всё!»
— Ты чего тут делаешь? — удивилась Элисс. — Расскажи-ка мне, на какой ты стадии? С виду четвертая! Не меньше! А говорить где научился? 
Фиаргуст зарычал и оскалился, ведь гуль попытался встать, но рухнул на пол, будто его швырнули.
«Что за черт? Он идти не может! Впервые вижу такого гуля... Фиаргуст, что ты чуешь?»
«Он пропах весь „ашпирой“ и календулой... противнее запаха я не встречал... больницей пахнет».
«Угу. Молчи пока. Тебе не стоит так напрягаться. На сегодня хватит мысленной связи».
Элисс сделал несколько шагов влево, в обход какого-то каменного блока. Она не сводила с гуля глаз и целилась ему прямо в голову. С такого расстояния эффективность её выстрелов равнялась ста процентам, ну, может, девяносто девяти целым и девяти десятым.
— Давай договоримся? Я задаю вопросы — ты отвечаешь и не двигаешься.

0

5

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Volkogore/2.png

Страх расползался по животу холодными змеями. Никогда Сэм не думал о том, как встретит свою смерть. А сейчас он смотрит ей прямо в глаза, вот она, не старуха костлявая, нет. Молодая девушка, но от этого не легче. Неужели сейчас все закончится? Он останется лежать в этой зловонной яме с простреленной башкой, а она уйдет отсюда, как ни в чем не бывало, и расскажет за завтраком историю о том, как давеча прикончила гуля. Дрожь не унималась, тело Сэма сотрясалось, как в лихорадке. Он сидел в грязи, не сводя взгляд с матово поблескивающего острия. Она хотела говорить с ним. Может для того, чтобы ее рассказ за завтраком стал более трогательным. Сэма не интересовало почему. Он ощущал, словно его жизнь истекает по каплям. Кап... кап... кап... Если незнакомка хочет бесед, он готов говорить, лишь бы еще на пару мгновений остаться живым. Глотая звуки, Сэм произнес:
— Я расскажу... Расскажу... Я все скажу... Не убивай...

0

6

Элисс видела в этом гуле того, кто понимает, что делает. Осознанно и здраво просит не убивать. Этот вампир догадывался о своей участи и понимал, что он убийца-гуль. Такое редко встретишь, а точнее, совсем не встретишь. Гули никогда не проявляли себя как разумные собеседники. Они только думали о жажде и их не заботила собственная жизнь. У этих зверей были только инстинкты.
Элисс скривилась. Она поняла, как тяжело этому гулю. Он осознает свою никчемность и живет от дозы к дозе. Кочует в поисках жертв. В голове Элисс промелькнула мысль: «Избавить... избавить его от страданий».
— Кто ты такой? И почему тут лежишь? — Элисс подошла на шаг ближе, чем дала себе возможность убить его в секунду, выстрелом в голову. — Ты не такой как все... — вампиресса вдруг осознала это и мгновенно ретировалась. — Новые люди — новые подходы.
— Как тебя зовут хоть? Ты сбежал из больницы?
В голове Элисс вдруг зародились две эмоции: жалость и смятение. Она поняла, что это её шанс понять Флипа — своего бывшего супруга, которого она пристрелила. Её ответы на вопросы всей жизни в нем, в этом гуле.
Фиаргуст зарычал.
— Хап, Фиаргуст!
Волк в ответ заскулил и облизал пасть. Потом вновь оскалился.

0

7

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Volkogore/2.png

Она ждала ответов. Сэм шумно глотнул и отполз ближе к стене — так ему было спокойнее. Столько вопросов, а в его голове мешанина из обрывков воспоминаний, кровавых картин, страшных видений. Кто он? Кто он сейчас? Или кем был раньше? Какой ответ важнее для этой леди? Он был кем-то, пока не изменился. Тот, первоначальный Сэм, давно ушел, потерялся в лабиринтах памяти. Что рассказать о нем? Кто он сейчас? Разве мазель не видит сама? Он гуль, проклятая тень, ненасытный голод во плоти.
— Я Сэм... — произнес он сиплым голосом. — Сэм из канализации...
Разве могло быть более точное описание? Он тот, кем проснулся от кровавого кошмара. Просто Сэм, скиталец канализационных труб. Вчера он был Сэм-сеющий-хаос. Но разве это важно сегодня, в темноте и вони этого места. Страх смерти был знаком ему. Но смерть, что глядела на Сэма прицелом арбалета, была милосерднее той, которая глодала его на протяжении многих дней в больнице. Он все-таки провел ее — если Сэмюэлу суждено умереть сейчас, то это будет еще одной пощечиной злобной старухе.
— Я был в больнице. Но я сбежал... — гуль оскалился. — Я провел костлявую и ублюдков Аскаров — им теперь не достать меня ни за что... — Сэм залаял, как умирающая собака и попытался привстать.

Отредактировано Мастер игры (31.10.2010 20:00)

0

8

— Сидеть смирно! — крикнула Элисс.
Фиаргуст клацнул зубами и очень громко гаркнул.
Элисс смекнула. Аскары. Клан вампиров. Далеко не последний в городе. Клан прогрессоров и технологов, а еще пафосных ублюдков. Элисс была рада, что не имела с ними дела. Она поняла сейчас, что перед ней кто-то, на ком испытывали лекарства. Иначе он бы не был на терминальной стадии таким болтливым-то.
— Сиди смирно! И просто отвечай! — Элисс с хлюпом встала в какую-то лужу.
— Тебя лечили? Скажи, ты принимал лекарства?
Элисс вдруг охватил небольшой шок. В голове понеслось несколько картинок из прошлого. Псионика стала жечь в голове.

«Фиаргуст!»
— Он не придет! — красные глаза посмотрели на Элисс. Вампир выбросил труп младенца и подтянул к себе Элисс. Схватив её руки и, сев на неё, он окончательно взял верх. Филипп жадно лизал остатки крови на лоне, а Элисс в попытках вырваться из его объятий сломала палец.
Филипп закончил у лона и решил перейти прямо к шее. Элисс осознала близость смерти и решила умирать достойно — так, как она запланировала, если какой-либо гуль её одолеет — она смотрела ему прямо в глаза; она перестала кричать и «брыкаться».
Фиаргуст зарычал и в очередном укусе случайно дернул ручку вниз. Лишь пять прыжков потребовалось волку, чтобы вцепиться гулю в шею.
Два тела сплелись в клубок и покатились вниз по лестнице. Филипп, уже гуль, стал бороться. Бороться за новый глоток крови — волчьей. Мощные руки гуля ухватили шею волка и стали давить, точно так же, как и челюсти волка. Кровь лилась из шеи гуля, а Фиаргуст слабел на глазах.
Элисс поняла, что перед ней самое тяжкое испытание, посланное Розой. Страж доползла до арбалета, благо, он был заряжен, и направилась ползком к лестнице.
Фиаргуст уже стал дергать лапами. Волк ослабил хватку. А гуль смотрел в волчьи глаза и душил.
— Щелк!
Сдавленный стон:
— В яблочко, — Элисс отбросила арбалет и завалилась на пол без сознания.

Элисс опустила арбалет, а потом мгновенна его подняла.
— Скажи мне, есть лекарство?

0

9

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Volkogore/2.png

Страх прошел. Сэм распалялся все больше. Его бил озноб, глаза блуждали по силуэту девушки, конечности подергивались. Он был в таких передрягах, что этой малышке и не снилось — вот уж удумала, с гулями беседовать. Он на особом счету у смерти, он еще пополнит ее сундук с мертвыми душами. Сэмюэл продолжал скалиться, но движения сдерживал. Он чуял рядом кровь, так близко, так соблазнительно. Но острое жало заставляло сдерживать себя.
— Лекарств много, моя дорогая, — казалось, Сэм шипел змеей, — некоторые делают то, что вы видите сейчас перед собой, — он подполз на четвереньках ближе, — некоторые делают безумцев. О, там их бессчетное множество, Сэм знает, они делают снадобья тайно... О, я стал таким из-за этих тайных лекарств — они сделали меня таким.
Гуль был похож на огромного паука, что танцевал у ног девушки. Он оскаливался, облизывал сухие губы, хихикал. Волк теперь пугал его больше, чем эта охотница-неудачница.

0

10

— Ты не глуп. Но сейчас ты понимаешь, что говоришь. Они дали тебе возможность понять самого себя! — Элисс скривилась.
Её голова немного пошаливала от картин прошлого, а потому она стала слегка напряженнее. Она не понимала, зачем его отпустили. Или же он сбежал? Загадка. Ей было слегка тошнотворно убивать этого гуля без мотивации. Она поняла, что он и сам не знает, есть ли лекарство, но его состояние говорило лишь о том, что его разрабатывают. Раз он смог понять, что на волосок от смерти, тогда он и сможет понять много другого.
— Сэм, гляди на себя. Ты пьешь. Прекрасно знаешь, что не остановишься. Помоги мне, и я помогу тебе, — Элисс вздохнула.
Фиаргуст вновь зарычал, разрушая все мотивы этого мрачного места. Волчий рык делал из него нору волков, что жили в эхо, которым это место славилось. Где-то всё так же мычал человек с кляпом во рту. На периферии мычания слышались стоны погрязших в секс вампиров. А дополнялось всё тихими и громкими звуками падающих капель. Старый сток был мистиком. И Сэм был тому доказательством.
— Много вас там было, Сэм? — Элисс опустила арбалет и посмотрела на Фиаргуста.
Могло показаться, что она сошла с ума, но волк всё понял. Он напрягся как никогда.
— Бедный Сэм. Ты, наверное, красивый был в молодости. Любил выпечку? Я её обожаю, особенно стряпню Эрвина Розенхауэра. А сам ты где родился? — Элисс отошла шагом назад и посмотрела гулю в глаза.

0

11

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Volkogore/2.png

— Ты хочешь помочь мне? — с лица Сэма не сходила ухмылка.
Он выгибался, как огромная саранча, его руки подергивались, голова, то и дело, склонялась на бок. Он несмело протягивал руку к подолу ее платья и одергивал.
— Сэм, Сэм, съешь пирожок... — пискляво произнес гуль, — тетушка Лэнси, я еще не вскопал все грядки... — казалось, он читает пьесу в ролях. — Я люблю пирожки... только с повидлом... с повидлом... —
Взгляд Сэмюэла стал бессмысленным, он, словно бы, видел невидимое, разговаривал с темнотой. Выражение его лица менялось, то оно становилось печальным, даже плаксивым, то озарялось счастливой улыбкой.
— Да... Стряпня... Я жил тогда еще в маленькой деревушке, здесь недалеко. Эх... Бабушка Лэнси так вкусно готовила пирожки... Эх... А ведь раньше я часами копал её огород за эти пирожки. Хорошие были деньки... — его взгляд в секунду сфокусировался на острие болта арбалета. Сэм отпрянул от девушки и сел в воду, ощупывая свою голову руками. — Ты поможешь мне? Поможешь? Поможешь... — бормотал он, спрашивая то ли охотницу, то ли воображаемую тетушку Лэнси.

Отредактировано Мастер игры (01.11.2010 18:37)

0

12

— Да... Стряпня... Я жил тогда еще в маленькой деревушке, здесь недалеко. Эх... Бабушка Лэнси так вкусно готовила пирожки... Эх... Я ведь раньше я часами копал её огород за эти пирожки. Хорошие были деньки. — ностальгия мучила Сэма еще больше чем жажда.
Элисс увидела, что её нововведение подействовало. Она улыбалась. Искренне, открыто. Она испытывала ненависть к каждому из гулей, но этот дал ей кое-что новое. Она увидела в нем обычного человека. Он чувствовал, вспоминал, любил и пугался. Элисс улыбалась Сэму и видела в нем такого привычного ей человека семьи.
Элисс вздохнула и вновь привлекла внимание гуля.
— Они мерзавцы, Сэм. Что они с тобой сделали... Я тоже помню свои дни спокойствий и забот. Знаешь, ты ведь похож на меня. Конечно, я не пью кровь, но ловлю таких как ты. И я успела понять вас и увидеть разных кровопийц. Часто вы просто глупые звери, но еще чаще убийцы. Сэм, ты любил свою маму?
Элисс не дождалась ответа, она просто посмотрела в глаза гуля.
— Ты любишь, что делаешь, скажи! Мама что тебе сказала бы? А девушка? У тебя была невеста?

0

13

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Volkogore/2.png

Сэм активно закивал головой и заулыбался еще шире.
— Да-да... она улыбалась. Она пахла цветами... Да... Кристи... Мы должны были пожениться через несколько месяцев. Но Аскары... Забрали меня... — он скривился и сжал кулаки. — Упыри! Скоты! Я им никогда не прощу! Я потерял все! Свою любовь, свою семью! Свою молодость! Вся моя жизнь пролетела в насилии! И все из-за них!
Сэм ударил рукой по воде, окатывая себя зловонными брызгами. Он рычал, выл, царапал свое горло. Когда же Сэм успокоился, то снова пополз к девушке, заглядывая в глаза. Он был похож на провинившегося пса, что пытается загладить свою вину. Только клыки у этой собачки опасно поблескивали в полутьме. Безумный гуль с воспаленной фантазией, что переживал сейчас свои самые лучшие и самые кошмарные моменты жизни.
— Ты мне поможешь... поможешь? — Сэм протягивал худую руку к ее подолу.

0

14

— Да... Кристи... Мы должны были пожениться через несколько месяцев. Но Аскары... Забрали меня... Упыри! Скоты! Я им никогда не прощу! Я потерял все! Свою любовь, свою семью! Свою молодость! Вся моя жизнь пролетела в насилии! И все из-за них!
Элисс тяжело вздохнула.
— Наверное, была счастлива Кристи найти такого молодца, — Элисс вновь улыбнулась. Привстала, заняв свою позицию вновь. Она была серьезно настроена. В её голове давно созрел план. — И у меня был любимый. Но только он спился и хотел меня убить, — Элисс вздохнула и причмокнула языком.
— Жизнь несправедлива, Сэм. Всегда мы стремимся к лучшему, а получаем то, чего даже не хотели. Она забывает про наши чувства, правила морали. Она лишает нас отдельных моментов, при этом награждает другими. И мы, словно игроки лотереи, всегда тянем билет и молимся. Молимся, чтобы угадать комбинацию. Знать, что там будет. Много... много ли там бед...
Элисс вздохнула, осознавая, что она может сейчас сделает.
— Прощай, Сэм. Вот тебе мой билет. Моя помощь, — вампиресса резко отошла назад и спустила болт прямо в голову гуля.
Элисс закрыла глаза гулю, когда тот перестал рыпаться и произнесла пару слов:
— Прими его, Роза. Он был в уме, когда умирал.
Леди Страж развернулась и пошла к выходу из стока.
— Пошли, Фиаргуст. Он тут останется ненадолго. Его растерзают менее умные гули, — Элисс зашлась кашлем.
— Простыла, черт!
Пара отправилась в город.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Портовая таверна «За штурвалом»

0

15

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Volkogore/2.png

Последнее, что почувствовал Сэм, был запах крови. Его собственной крови. Она пахла так же вкусно, как любая другая. Все произошло так быстро. Нет, он не думал, что все так быстро кончится, что она возьмет и выстрелит. Эти разговоры... Все обман. Вся жизнь — обман. Ты жаждешь крови, надеясь, что станет лучше, что уймется боль. Но боль возвращается. Ты веришь, что смотрящее с жадностью древко стрелы арбалета никогда не вонзится в тебя. Но и это обман. Только смерть честна. Она избавляет от всего, она не дает лживых надежд. Холод разливался по телу свинцом, придавливая конечности к земле. Мелкая дрожь пробежала по телу и Сэм замер. Умирать оказалось не страшно и, даже, не больно. Только холодно. Девушка склонилась над ним и закрыла глаза. Темнота. Он проваливался в нее, как в кроличью нору. Последний вдох... и запах цветов.
— Кристи...

Конец игры

+1


Вы здесь » Дракенфурт » #Предместья и окрестности » Старый сток (вход в подземные катакомбы)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC